Вернуться к списку новостей

ELLE : Уроки рисования: серьезные мужчины рассказывают о своих татуировках

ELLE_Lamberti_138

ВИЛЬЯМ ЛАМБЕРТИ, БРЕНД-ШЕФ РЕСТОРАНОВ UILLIAM’S, HONEST, UGOLЁK И ДРУГИХ

Вильям

ФОТО: Anton Zemlyanoy

• Самую первую татуировку я сделал больше 20 лет назад во время службы в армии. Сейчас ее уже нет, я устал смотреть на нее и перебил, потом сделал второе тату, третье, четвертое… Понял, что это мое, — и пошло-поехало.

• Все мои тату — со смыслом. В Полинезии очень развита культура тату, поэтому полинезийские орнаменты так интересны: в них многое скрыто — военные мотивы, аристократические… К тому же мне нравится стиль — он простой, но в рисунке есть глубина.

• Носить татуировки довольно тяжело. Иногда окружающие думают, что с тобой что-то не в порядке, если у тебя руки забиты. И это проблема не только России. Сейчас ситуация меняется, тема татуировок становится дико популярной, особенно среди молодежи, но раньше люди могли запросто сказать тебе какую-то гадость. Я в таких случаях всегда отвечал: «Это ваши проблемы, а не мои».

• До 35 лет, то есть до того как уйти в «свободное плавание», я не мог позволить себе татуировку. На работе этот момент был жестко регламентирован: никаких тату на видных местах. Сегодня я сам себе хозяин, а у одного из моих сотрудников татуировка на лице. Мне неважно, как человек себя украшает, главное — качество работы.

• Детям непросто объяснить, почему у меня все руки разрисованы. Надеюсь, если им, уже повзрослевшим, однажды придет в голову сделать тату, они вложат в рисунок определенный смысл и сумеют вовремя остановиться.

• Когда ты делаешь одну маленькую татуировку «на пробу» там, где ее никто не заметит, — это эксперимент. Когда твои тату видны окружающим — это уже позиционирование ­себя в обществе и образ жизни. ■

Вильям

Сорочка, Philipp Plein; брюки из денима, собственность Вильяма
ФОТО: Anton Zemlyanoy

Read more