Вернуться к списку новостей

GQ. Замахнулись на Вильяма

GQ по-музыкальному о Уиллиаме Ламберти и его проектах.

Завершаем представление номинантов на премию «Человек года» в ресторанной категории. Вильям Ламберти — идеальная иллюстрация тезиса о том, что шеф-повара — это новые рок-звезды. И дело, конечно, вовсе не в его татуировках.

zamahnulis-na-uilliam-w855h425

Карьера настоящего музыканта начинается с хорошего инструмента и искренней любви к нему. Вырезанная из каминной полки гитара Брайана Мэя, флейта Йена Андерсона, баян Федора Чистякова. На этой любви выстраиваются целые альбомы — и весьма неплохие. Вот и первый проект Ламберти, Uiliam’s — тоже, кстати, вполне по-музыкальному названный просто его именем, — крутится вокруг грандиозной ярко-красной кухни со множеством конфорок, ручек, решеток и переключателей — практически электроорган. Как и положено начинающему сольное плавание музыканту, в дебютном альбоме Ламберти выдает полный набор идей, накопившихся в его голове. Смешивает решительно все, что можно смешать в одной тарелке, в мини-рок-опере «салат из утки конфи», заигрывает с народными темами в фолк-композиции «свекольное ризотто с фуа-гра» и не забывает про женскую аудиторию, очаровывая ее романтической песней «клафути с миндалем и вишней». Все отыграно на сто процентов, все вкусы зашкаливают, плита-орган рычит и пышет жаром. Диски расходятся пачками, восторженные поклонники приходят снова и снова, Вильям не успевает менять исписанные на автографы ручки.

Зарядившись успехом дебюта, автор садится за второй альбом. Который, естественно, делается по принципу: «то, что хотели от меня услышать продюсеры, радиоведущие и толпы поклонников, было на первом альбоме, а вот во втором ресторане я буду готовить то, что нравится лично мне». Так появляется Honest UL. Обложка скромная и неприметная — подняться по лестнице на бог знает какой этаж спрятанного во дворах магазина. Внутри куда спокойней, чем в Uiliam’s, а меню вместо радиохитов содержит исключительно экспериментальные композиции с этническими мотивами. В бургер между булок кладут не котлету, а обжаренного мягкопанцирного краба, на гарнир подают пюре из перуанской фиолетовой картошки. Есть, впрочем, и безусловный боевик — малиновый торт, сразивший немало сердец поклонниц.

Что делает правильная рок-звезда после суперуспешного коммерческого первого альбома и авторского камерного второго? Конечно, ударяется в эксперименты. В нашем случае — сочиняет симфонию для дюжины чугунных печек вековой давности, собранных автором по американским захолустьям и тщательно отреставрированных. И пусть в рядах музыкальных, то есть гастрономических, критиков наблюдается брожение, сделанный на высочайшем уровне альбом, то есть ресторан «Уголек», бьет все рекорды продаж, а хиты вроде черного «цезаря», пасты капутти с мозговой косточкой и бургера с доведенным до полной деконструкции мясом занимают первые строчки продаж.

Ну а дальше, конечно, остается только продюсерская деятельность — на втором этаже «Уголька» открылся ресторан Leveldva, где каждые две недели сменяется шеф-повар и приготовленное им оригинальное, разработанное специально для этого места меню.

Рок-н-ролл жив.

Источник: МУЖСКОЙ ЖУРНАЛ GQ

Источник: http://www.gq.ru/blogs/eatables/80508_zamakhnulis_na_vilyama.php